?

Log in

No account? Create an account

Дорогие дети, сегодня я расскажу вам о том, чем занимается креативный стратег, т.е. я.

Приходя на работу, креативный стратег надевает шлем ужаса. Да, прям поверх уже имеющегося, данного в стандартной комплектации, он надевает второй. А все потому, что второй шлем оборудован дополнительными сверхпроводимыми подключениями к ноосфере и коллективному бессознательному. В основном - ко второму, конечно. И конечно, односторонними.

Поэтому моя работа как креативного стратега в этом и заключается – носить два шлема ужаса.

Например, в последние две недели из цикла в цикл происходит следующее:

***из затылочной косы поднимаются пузыри надежды провинциальных юнцов, пьющих энергетики чаще, чем обычную воду,

***лопаясь на решетке_сейчас, эти пузыри надежды создают давление обстоятельств и запускают в лабиринте-сепараторе поток впечатлений у беременных и недавно родивших барышень, как им и положено весьма встревоженных,

***а сей поток впечатлений расшибается о фронтальный сачок и, нагревая решетку_сейчас, возгоняет в рога изобилия (сплетенных в затылочную косу) хранящееся в верхней части шлема прошлое немолодых посетительниц крупных гипермаркетов, желающих сэкономить, но, так чтобы этого никто не заметил.

Вы спросите, в каком из двух шлемов ужаса – стандартном или дополнительном – все это происходит? А в обоих - они сливаются воедино. А это возможно только благодаря чистой и искренней любви к тем, чьи надежды, переживания и воспоминания приходиться прогонять по затылочной косе и расшибать о фронтальный сачок.

Поэтому креативный стратег не только носит два шлема ужаса, он еще и любит тех, чей ужас, т.е. надежду, переживает. А как иначе разрешить своим пузырям смешать с чьими-то еще, как иначе позволить чужому давлению обстоятельств запустить в твоем лабиринте-сепараторе поток впечатлений, как иначе прогнать по своим рогам изобилия прошлое незнакомых и в сущности не интересных тебе людей? Только полюбив их. Поэтому у креативного стратега большое и чувствительное сердце. Т.е. у меня.

Два шлема – конструкция ненадежная и малосимпатичная, поэтому на встречи с клиентом креативного стратега в полном рабочем облачении обычно не выпускают. Конечно, уже давно ищутся решения, которые бы позволили обойтись просто усовершенствованием шлема ужаса из стандартной комплектации. Но они или очень дорогостоящи, или опасны в эксплуатации, или перерождаются в свою противоположность и просто исчезают – ни шлема, ни ужаса, ни креативного стратега…

Но меня все чаще занимают две мысли.

Первая - можно ли обойтись только дополнительным шлемом ужаса, исключительно для работы, и при этом максимально отказаться от того, что дан в стандартной комплектации?

И вторая – мне-то за ношение шлема ужаса деньги платят, а всем остальным он зачем?


P.S. Написано для того, чтобы снять хотя бы только второй шлем и, наконец-то, пойти домой.

Знаете ли вы, что происходит с невыполненными обещаниями, особенно с теми, что мы даем сами себе? А что случается с неисполненными мечтами? Как складывается судьба сообщений, писем и звонков, оставшихся без ответа? Куда отправляются недоделанные дела, недописанные пьесы и непрожитый опыт?

Все они оказываются в лимбе и томятся в нем, ожидая, когда же их, наконец-то, реализуют, исполнят и завершат.

Лимб – это очень унылое место, серая равнина, кругом одни камни - ни деревца, ни кустика, все засыпано пеплом, а небо затянуто низкими-низкими тучами. Пока человек еще очень юн, по лимбу бродят редкие, но весьма одинокие и печальные незавершенности. Им очень грустно, они чувствуют себя отверженными, им кажется, что их никто не любит и они совсем никому не нужны.

Но человек взрослеет, и незаконченностей становится все больше и больше. Глядишь, а лимб-то превратился в весьма густонаселенное местечко. Там слоняются толпы ничем незанятых, но очень обиженных незавершенностей - невыполненных обещаний, незакрытых гештальтов и невоплощенных замыслов. И все их мысли, чаяния и заботы только об одном – стать реализованными.

Конечно, пока их мало, они не верят в себя и свои силы, но чем больше их становится, тем крепче их уверенность. Начав с одиночных пикетов и петиций, незавершенности продолжают демонстрациями, голодовками, акциями протеста и открытым саботажем.

Их невозможно не замечать, с ними нельзя не считаться. А они, чувствуя свою все возрастающую мощь, навязывают свою волю, требуют реализации и вербуют сторонников, уверенные, что чем их больше, тем победа ближе. И их число разрастается в геометрической прогрессии, да и как доделывать новые дела, когда столько недоделанных старых?

В итоге все в проигрыше: незавершенности бунтуют в лимбе, а у нас - ступор и отсутствие вдохновения.

Порой среди них появляются разумные головы, которые понимают, что лишь уменьшая, а не увеличивая, свои ряды, можно достичь победы, то есть всеобщей реализации. Но их никто не слушает. И вовсе не потому, что никто не верит им, а потому, что каждый незаконченный и неисполненный надеется, что к победе они будут идти все вместе, а выиграет и будет реализованным именно он.

И в этом-то наша сила - реализовывать их поодиночке, начиная с самых простых или с самых интересных, что бы снизить численность противника, не давать ему консолидироваться и бузить, отвлекая нас от того, что есть, ради того, что могло бы быть.

А еще незавершенности можно просто отпускать, и лучше это делать до того, как они оказались в лимбе и подружились с подобными себе.

Этот рассказ тоже мог бы остаться всего лишь замыслом и отправиться в лимб, присоединившись к армии других ненаписанных мною рассказов. И это был бы весьма символичный акт – демонстративная прокрастинация, но я больше тяготею к прозе, чем к перфомансу.

Здесь я завершу рассказ, чтобы он почувствовал себя действительно реализованным и по-настоящему счастливым. Конец.


Каждый день скульптор реальности получает очень много почты. Больше всего ему нравятся открытки с выражением благодарности или с поздравлениями. Но они приходят редко. И, конечно, скульптор реальности получает немало писем и даже телеграмм с просьбами и требованиями. Но большая часть его корреспонденции - это рекламации. Гневные и обиженные, слезливые и настойчивые они летят со всех уголков Земли в его почтовый ящик и ставят скульптора реальности в тупик.

Он очень внимательно изучает каждую жалобу, сверяется с собственной картотекой, прослеживает путь каждого отправленного им письма или посылки с подарками и выявляет все возможные последствия. И каждый раз случается одно и тоже: у него вновь и вновь требуют забрать обратно то, что скульптор реальности вовсе не посылал своему адресанту.

И это-то и обескураживает скульптора реальности: зачем люди делают для самих же себя то, что им совершенно не нужно, а в последствиях винят его.

Почтовый ящик снова полон. Скульптор реальности снова разбирает почту: благодарит за поздравления, радуется благодарности, ищет способы удовлетворить просьбы и отвечает на рекламации: "Сударь, ваша претензия отклонена, поскольку ваша жизнь в ваших руках, а не в моей компетенции".


Три базовых идеи из контактной импровизации, полезные и в обычной жизни:

1. Ты сам обеспечиваешь свои безопасность и комфорт.
Конечно, можно, а порой и просто необходимо заботиться о безопасности партнера, но в первую очередь – заботься о своей, не перекладывая это на плечи другого.

2. Ты двигаешься для своего удовольствия.
Конечно, можно, а иногда даже нужно доставлять партнеру удовольствие, если делать это - удовольствие для тебя.

3. Ты максимально четко и конкретно предъявляешь партнеру свои пожелания и предложения.
Потому что танец это не игра в угадайку, как, впрочем, и жизнь.

И в контактной импровизации, и в жизни взаимной радости и общего комфорта становится значительно больше, когда люди берут на себя ответственность за свою безопасность и за свои переживания.

Но мы по привычке готовы взвалить на себя ответственность за другого, лишь бы не нести её за себя. Даже в танце, а в жизни и подавно.


Мудрец, созерцающий прекрасное, боялся любви. Любовь жила неподалеку, была мила и обаятельна и с удовольствием заглядывала к соседям на чай. Любовь приносила с собой радость и утешение, надежду и счастье, вдохновение и смысл жизни, а потому была желанной гостьей.

Read more...Collapse )

Скульптор реальности

В моем бестиарии новый персонаж. К ягодам голубики, мудрецу и созерцаемому им прекрасному присоединился скульптор реальности. Даже не спрашивайте, где я их нахожу. Хотя о ягодках мне есть, что рассказать.

Итак, дебют скульптура реальности.

Скульптор реальности решил поздравить всех друзей с новым годом. И не просто написать общую поздравлялку в фейсбучике или разослать всем сообщения со стишком, а подобрать для каждого индивидуальный подарок. А поскольку это бы ни кто иной как скульптор реальности, то в ресурсах он был практически не ограничен.

И скульптор взялся за дело. Он воял сосредоточенно и вдохновенно, с любовью и трепетом, со знанием дела и мастерством. Очень долго - почти целый день. И к вечеру комната заполнилась подарками - большими и маленькими, сложными и простыми, но обязательно ценными - в каждом из них было самое нужное в новом году. Все подарки были завернуты в яркую бумагу и перевязаны ленточкой.

Скульптор реальности раздал их в канун праздника еще до боя курантов, что бы порадовать друзей и в уходящем году.

Но некоторым подарки совсем не понравились. Потому что они сами не знали чего хотят. Но именно для них подарки скульптора реальности особенно полезны.

В моем свертке с ленточкой оказались покой и бездействие, но инструкция, что со всем этим делать, отсутствовала.

А что вам подарил скульптор реальности в этом году?


Обязательства (и как следствие ожидания), которые мы накладываем на себя в отношениях, можно, как и страхи, разделить на рациональные и иррациональные, т.е. имеющие отношение к действительности и имеющие отношение лишь к рисунку наших травм.

Рациональные обязательства - это те, которые мы принимаем и готовы исполнять, пока существует взаимный интерес и внимание, понимание ценности друг друга и важность этих отношений. Они о том, чего мы хотим.

Но есть обязательства, которые о том, чего мы боимся. Мы страшимся утратить взаимность уже в самом начале отношений, и не важно, почему это может произойти. Здесь и возникают иррациональные обязательства – обязательства о том, чего нет. Например, обязательство общего будущего, далекого, а потому туманного и расплывчатого, которое мы берем на себя, и бремя которого в действительности очень тяжело.

Исполнить рациональное обязательство возможно, даже если не всегда легко. Исполнить и вновь взять его на себя, потому что любишь, потому что ценишь…

Исполнить иррациональное обязательство невозможно, но исполнять, вкладывать силы приходится постоянно. И никогда не может быть стопроцентной уверенности в том, что ты способен его исполнить, и в том, что оно будет исполнено по отношению к тебе.

Но если иррациональные страхи считаются невротическими и от них рекомендуют избавляться, то иррациональные ожидания в отношениях – социальная норма.

И что же делать? Все как обычно - расти, познавать, принимать, любить…


Nov. 21st, 2014

"Люблю" такое смешное и немного нелепое слово в своей симметрии и в своей драматичности. Сколько слез пролито, сколько копий сломано...Порой оно так много значит, а порой не значит ничего. И не смотря на все доводы Фромма мы до сих пор выражаем им только свои чувства.

Да и Фромм тоже нагромоздил смыслов, стремясь сделать вечным то, что преходяще и изменчиво, и таким и должно оставаться. Зачем каждый новый день любить одной той же любовью того, кто рядом с тобой? И того, кто не рядом.

Как меняется любовь? Также как меняемся мы сами. Всегда ли это наш выбор и наше решение? Очень редко. В отличие от объекта любви. Его мы можем выбирать сами, хотя стараемся этого не делать для пущей романтичности. А любовь вовсе не зла. Злы люди в своих попытках закрепостить то, что всегда движется и меняется. Злы к самим себе, потому и любят парнокопытных. Хотя почему бы и нет?

Сейчас для меня "люблю" равно "делюсь". Делюсь своей любовью такой, какой она сейчас есть. Своей любовью к жизни, к красоте, к себе и к тебе. А может быть, к мороженному или к старинным европейским городкам, к морю или к горам и вулканам, к сексу или к спорту, к стихам или к котам...

Хотите любви к котам?

Пожар от огня желания

Пожар от огня желания занялся на самом краю деревни в нежилой обветшалой избе, глядящей пустыми глазницами окошек на Дикой овраг и густой лес. А потому никто и не знает, из-за чего все началось: толи давнее чаяние долго тлело, и ветер надежды раздул его, толи новая греза неожиданно вспыхнула в темном нутре заброшенного дома и, разгоревшись, охватила его целиком.
Read more...Collapse )
Все-таки женщины очень глупые создания. Ну, может, не все, но некоторые точно.
Read more...Collapse )
Мудрец, созерцающий прекрасное, был очень занят, он был просто завален делами, жадными и ревнивыми, а потому занимающими все его внимание и все его время. Каждый свой день он проводил в душном кабинете, склонившись над столом, на котором небоскребами высились стопки бумаг и папок, подпираемые пузатыми гроссбухами. Погруженный в свои тревожные расчеты и сложные думы, он не замечал прекрасного ни в почти музыкальной гармонии графиков, ни в переменчивой мозаике матриц, ни в глухом ларго костяшек старого абака. Мудрец, созерцающий прекрасное, не созерцал. Он работал, потому что близилась зима и дни становились короче.
Read more...Collapse )
Serge, mon amour, мы вместе уже больше трех лет. И все это время мы любим друг друга и страстно, и нежно, наши чувства становятся глубже, а отношения – осмысленнее и свободнее. Я очень благодарна тебе, ведь именно с тобой я узнала, что значит открываться и открывать, принимать и растворяться, но оставаться собой. Я с трепетом и восторгом вспоминаю каждую нашу встречу и с замиранием сердца предвкушаю новые. Твои игры кожи, черный сандал и белая замша, пряный имбирь и острые шпильки… Они очаровывают, окутывают волшебной пеленой и кружат мне голову.
Read more...Collapse )
Мудрец, созерцающий прекрасное, мучался похмельем. Оно было смутным и плотным, как осенний туман. А потому прекрасное, дробясь и качаясь на влаге широкого озера, у которого мудрец медитировал, ускользало от созерцания. То золотой рыбкой скрывалось в глубине, то бабочкой вспархивало с кувшинки, то стрекозой терялось в солнечных бликах...
Но прекрасное было рядом: оно было и в птичьем щебете, и в мягком сумраке ветвей, и в томном запахе сосновой смолы, и в нежном сиянии воды, на которой покоились кувшинки, под которой таились рыбки и над которой парили стрекозы и порхали бабочки.
Отражаясь синевой неба и играя солнечным бликами на глади озера, прекрасное созерцало мудреца. Он мучался похмельем, смутным и плотным, как осенний туман. А потому мудрец, дробясь и качаясь на ряби своей души, ускользал от созерцания. То с неясной тревогой опускался на дно, то мимолетным желанием уносился прочь, то терзался сомнениями...
Но мудрец оставался на берегу: сидя в "лотосе", он грелся в солнечных лучах, вдыхал пряный смолистый воздух и не отрывал глаз от водной глади.
Созерцая друг друга и ускользая друг от друга, мудрец и прекрасное коротали вечность летним днем у лесного озера. А вечность наблюдала за ними.

Из жизни ягод

Ягода голубики Элеонора была несчастна, поскольку незначительно превосходила размером ею же придуманный эстетический идеал. В переживании собственного несовершенства проходили полные грусти дни ее непродолжительной жизни, пока однажды ее не съел трехлетний младенец Глеб, который из всех вариантов выбора всегда предпочитал наибольший.

Ягода голубики Виолетта хотела стать вареньем. Она верила, что утратив кожуру, обретет единство с другими ягодами, потерянное еще в завязи, а благодатные консервирующие свойства сахара подарят ей вечную жизнь. Но несмотря на всю истовость веры, Виолетту ждала иная участь. И когда зубы младенца Глеба уже почти раскусили ее, у нее мелькнула крамольная мысль, что, возможно, варенье тоже едят.

Ягода голубики Тереза всегда мечтала путешествовать. Она была независимой и гордой, и ее совершенно не удовлетворил коллективный тур с несколькими пересадками от куста до тарелки. Поэтому оказавшись в пухлых пальцах младенца Глеба, она выскользнула и быстро покатилась далеко-далеко в щель между стеной и холодильником и там неожиданно для себя остановилась. В темноте и пыли Тереза и провела остаток своих дней, веря, что осознанно выбрала одиночество. Ее никто не съел, она просто высохла и рассыпалась.

Ягода голубики Марианна не отличалась размерами, религиозностью и амбициями, но трехлетний младенец Глеб съел и ее вместе с другими безымянными ягодами голубики, которые давно достигли просветления и просто были невероятно вкусными.
Для Женечки М.

Жизнь – это боль. И любовь. Тоже боль, но она острее и слаще. Она нужна, чтобы приправить привычную жизненную муку, чтобы сильнее и ярче чувствовать, как гравий рутины впивается в нежные стопы. Соль в том, что если уж страдать, то с любовью и по любви, и пусть истерзаны ноги.
Read more...Collapse )
B дым отечества нам сладок и приятен.

Я тогда еще не знала,на ком женится Хаус.


Сначала мы видим доктора Хауса в комфортабельном кресле в салоне первого класса наипоследнейшей модели Боинга. Он просыпается от того, что слышит, как стюардесса объявляет о начале посадки, просит пристегнуть ремни и отключить электронные устройства. Хаус выглядывает в иллюминатор и не видит ничего кроме серого тумана вокруг.

Не смотря на то, что горит табло «Пристегните ремни» Хаус направляется в туалет, по дороге расталкивая испуганных стюардесс, а на самую ретивую из них орет, что он инвалид, у него мочевой пузырь болит.

Вернувшись из туалета, Хаус вновь выглядывает в иллюминатор и вновь не обнаруживает ничего кроме серого тумана.

Хаус достает мобильник и кому-то звонит. (Не забываем, что самолет идет на посадку).
Дозвониться не может, чертыхается.

Из салона второго класса в салон первого вбегает Уилсон. С криком: «Хаус!». Мы видим, что за ним промелькнуло испуганное лицо стюардессы-негритянки с ярко выраженными складками эпикантуса.
- Как ты вовремя, - говорит Хаус, - Как раз тебя набирал.

Уилсон хочет ответить, но не успевает, потому что все самолет выбрасывает шасси и приземляется с толчком о покрытие взлетно-посадочной полосы. Стюардесса объявляет, что полет прошел нормально, самолет приземлился в Шереметьево Москва, температура за боротом 102 градуса по Фаренгейту, местное время 10 часов утра.

Хаус выглядывает в иллюминатор и не видит ничего кроме серого тумана вокруг.
Включается хаусо-музыка, появляется заставка.

Далее по сценарию...Collapse )

• Как Хаус вызывает русскую проститутку, одетую в сетчатые чулки и наряд одного из южно-итальянских дизайнеров (еще не обговорены условия спонсорства). В процессе выясняется, что она украинка из Белоруссии замужем за армянским азербайджанцем из Молдавии. Хаус заявляет, что он не может спать с таким количеством национальностей одновременно, поэтому они пьют водку и проститутка учит Хауса русскому мату

• Когда Хаус и Уилсон вернуться в Принстон Плейсборо Хаус по-русски обратиться к Форману – Chernozhopiy, к Чейзу – Pedrila Beloblysiy, к Таубу – Zhid Porchatiy, к 13 – Сhetkaya Telochka, Уилсона будет звать Koresh, а Лизе Кади скажет «Ostav’ menya, staruha, ya v pechali».


30 августа 2010 г.

Tags:

Когда-то, лет 10 назад, от двух знакомых девушек, моих ровесниц, я услышала одну и ту же фразу: «Я никогда не хотела быть не такой, как все. Наоборот, хотела быть, как все». И если в словах одной было слышно желание вписаться в группу, быть принятой её и перестать быть белой вороной, то у другой это было своеобразной позой, попыткой идти против потока стремящихся быть не такими, как все.

Profile

satinelle
satinelle

Latest Month

March 2015
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Terri McAllister